Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

tabyla_rasa

Найдётся всё

Оригинал взят у leonwolf в Найдётся всё

Они почти всегда приезжали на метро.
Гриша думал, что это было уже решение на уровне подсознания. ОНадевали не самые лучшие костюмы - сознательно. Часы снимали - конечно же сознательно. (Хотя ни на костюмы, ни на часы никто в Комиссии не смотрел. Не было этого в должностной инструкции, да и необходимости в этом никакой не было. Коррупционные преступления - это Уголовный кодекс, Комиссия этим не занимается).
А метро - это так, в комплекте. Общий настрой. Можно ведь было бросить машину, если уж какие-то опасения, за пару кварталов, и прийти пешком. Никто бы не заметил (да никто и не следил).
Но они почти всегда приезжали на метро, и вливались инородными тенями в разноголосый, смеющийся поток молодых и не очень людей, спешивших от Парка Культуры (кольцевой) к красивому офисному зданию, запрятанному во дворах в нескольких сотнях метров от станции метро.

Здание улыбалось, и радостно впускало в себя и молодых ребят с рюкзаками, и чуть заметно понурых людей, обычно около сорока пяти, хотя и много старше порой, и много моложе тоже. Но каким бы ни был возраст, они все равно составляли отдельную струю в общем потоке, никогда не смешиваясь в единое целое с теми, кто шел в этот офис просто на работу. Просто на время они шли рядом по неширокой тропинке, но потом разделялись, как будто никогда и не были вместе. Одни прикладывали свои пропуска к турникетам и просачивались через главный вход в здание, не прекращая трепа о показах, алгоритмах, музыке, конверсии, командировках, выдаче, другие направлялись к неприметной боковой двери, где обычно стояла небольшая очередь, заканчивавшаяся Гришиным столом и столами его коллег.

Часто бывало так, что в этой очереди встречались старые знакомые. "Слой тонок" - они когда-то гордились этим, гордились своей принадлежность к узкому классу избранных, пара сотен семей на регион, да пара тысяч семей на страну, действительно успешных людей, где все всех знали и всегда могли найти способ решить вопросы. Но оказалось, что тонкость слоя обоюдоостра, что огромная страна легко может и без них. Оказалось, что принцип "если не Иван Иваныч, то кто" весьма эфемерен, что Петя, Аня, или вот Гриша тоже вполне могут справляться, несмотря на то, что никогда в их кругах не вращались и вопросов не решали. Им думалось, их слой - это костный мозг всей системы, а оказалось - дифтерийная пленка.

Гриша очень быстро научился видеть, когда рядом оказывались знакомые. По тому, как они смотрели в стороны. По тому, какое между ними образовывалось расстояние - даже в те дни, когда очередь в Комиссию была большой, и в ее небольшом офисе становилось тесно. Как перекашивались их лица, когда взгляды случайно скрещивались. Приехать сюда и встать в эту очередь уже было для них большим испытанием, а выдать знакомство с кем-то другим в ней - сделать все мучения напрасными.

Сколько было сделано для того, чтобы связи нельзя было проследить! Три ночи подряд надрывно верещали шреддеры, хрустели флэшки, горели во дворах тяжелые картонные папки. Любая изобретательность была в почете - по стопкам компакт-дисков ездили на служебных автомобилях, а сервера топили в сотнях литров воды.

Но кэш - остался.

"Кэш" - это было сленговое название, профессиональный жаргон Комиссии, вышедший за пределы ее стен. То, что называли "кэшем", было, на самом деле, огромной интегрированной базой данных, в которую были тщательно собраны все уцелевшие после тех ночей крупицы информации (и подкачка данных постоянно продолжалось). Кэш поисковой системы - с которого всё началось - был теперь лишь небольшой, хотя всё равно ключевой, частью этой базы. База эта была открытой, туда имели доступ отнюдь не только сотрудники Комиссии. Напротив - в любом государственном, муниципальном или бюджетном учреждении страны обязательно проверяли по этой базе каждого желающего устроиться на службу или участвовать в работах по госконтракту; это называлось "пробить по кэшу". На вход - фамилия, имя, отчество, год рождения. На выход - результат; только одно слово: ДА или НЕТ.

Если ответ был - НЕТ, то на это никак нельзя было повлиять. В каком бы ином месте не проводить проверку, ответ был бы тем же. Они часто не понимали этого, и пробовали дважды, трижды, пять или десять раз. И при каждой попытке им разъясняли: если вы считаете, что информация неверна, что данные не соответствуют действительности или относятся к вашему полному тезке или фальсифицированы - у вас есть один путь. Самолет, Москва, Комиссия. Получаете там удостоверение, и все двери для вас открыты. Нет, к сожалению только в Москве; мы не можем рисковать и распыляться, чтобы не возникли коррупционные соблазны на местах. Нет, к сожалению шансы невелики - информация в кэше очень точна и постоянно перепроверяется по новым источникам данных. Да, шансы есть, статистика публична - примерно один из сотни обратившихся в Комиссию получает удостоверение. Нет, мы не отправляем вас туда, это ваше личное решение, ехать или не ехать. Да, пожалуйста, до свидания, следующий.

... Они были разных возрастов, но всё же чаще всего - именно около сорока - сорока пяти. Те, кто помоложе, чаще готовы были махнуть на всё рукой, пойти в бизнес, устроиться на работу, попробовать себя в каких-то новых сферах. Те, кто постарше - распродать активы и уехать, если рыльце было сильно в пушку, или просто сидеть и не дергаться, если возраст, здоровье, внуки. Среднему возрасту было сложнее всего, и потому, получив третий, пятый или десятый отказ они ехали в комиссию. В их среде это называлось - "защищать свое доброе имя". Еще - "доказать, что всего лишь честно делал свою работу". Ни в коем случае не "оправдываться". И конечно они никогда не признались бы себе, что гонит их в Комиссию не это самое желание защитить свое незаслуженно опороченное имя, а в первую очередь жажда власти, самый страшный наркотик. Потому они и убеждали себя в том, что их призвание - государева служба, и вне ее нет их; и как они обижены, что государство, служению которому они отдали все свои силы, теперь отвергает их; и как это несправедливо; и как они докажут. Лишь жажда власти говорила им это. (Бывали и исключения, конечно. У любого правила есть исключения).

Тем удивительнее, как эти люди вели себя, оказавшись у заветного стола. Где властность, где уверенный взгляд, где привычка вершить судьбы других людей в узком кругу своих? Где их вечное "ну старик, ну я все понимаю, но ты же тоже должен понимать"?

- Молодой человек, пожалуйста, проверьте еще раз... Да, я избирался, но никогда не вступал и не был членом... Нет, у меня не было права принятия этих решений... Григорий? А как вас по отчеству? Григорий Сергеевич, поймите же, все решения по таким вопросам принимал только председатель суда... Нет, я не был председателем конкурсной комиссии, а моя подпись стоит только потому, что он болел в тот день... Нет, это не может быть правдой, вот, посмотрите, у меня справка, выписка, отчет...

Гриша очень хорошо помнил те дни, и его не удивляла метаморфоза этих людей. Нет, ему вовсе не мерещился звериный оскал у каждого из них; он понимал, что в других условиях, может быть, они и вели бы себя совсем иначе, но если они оказались здесь, значит каждый из них сделал как минимум две ошибки. Одна могла быть случайностью, две - нет. Кэш отвечал ДА, если про человека была только одна запись, и, тем более, если не было ни одной. Одно неправосудное решение. Один незаконный приказ. Даже если были свидетельства о том, что на самом деле ошибок было больше, но в кэше находилась лишь одна запись - ответ был ДА. Две или больше - НЕТ.

И были, конечно, сложные случаи - почему и работала Комиссия - и правда были полные тезки, или, например, оказывалось, что человек сам ушел со всех постов и должностей задолго до тех дней, и эти записи тоже можно было найти в кэше. Тогда - проверяли, перепроверяли, руками составляли сложные поисковые запросы, выясняли все обстоятельства, совещались Комиссией - и выдавали удостоверение. Примерно один раз из ста.

... Когда все флэшки превратились в пыль, а все бумаги в пепел, им стало еще страшнее. Они, конечно, отключили интернет во всей стране тогда, когда все началось - отключили, но люди не перестали выходить на площади, и людей все равно становилось все больше и больше. Тогда-то и было принято решение об уничтожении архивов, но люди, принявшие решение об уничтожении прекрасно понимали, что где-то, на недоступных серверах, осталось слишком много следов их деятельности. "Кэш всё помнит" - так шептались в высоких кабинетах, так говорили и люди на площадях. И стало уже понятно, что придется уходить, и стало уже ясно, что отключенный интернет - не навсегда, и тогда было принято последнее, уже истеричное решение: двинуть БТРы на одно офисное здание. Не уничтожить сам кэш - так уничтожить или испугать как можно больше людей, умеющих с ним работать.

Кэш удалось сохранить - и только его. И офис, ставший на одну ночь чуть ли не центром сопротивления - ту страшную ночь, когда на Зубовском бульваре вновь стояли баррикады из троллейбусов - удивительно быстро вернулся к нормальной жизни, как будто и не было ничего. Только отвели небольшое помещение с боковой дверью для работы Комиссии - все равно работа ее была невозможной без помощи специалистов компании, которые могли, например, быстро адаптировать механизм поиска в кэше для решения очень непростых порой поисковых задач, или что-то могли починить и перезапустить, а далеко отлучаться из своего любимого офиса вовсе не хотели.

Над главным входом крупными буквами горел световой короб: НАЙДЁТСЯ ВСЁ.
А около боковой двери - наспех сделанная табличка (всё обещали заменить на более солидную, да как-то руки не доходили) -  Федеральная Комиссия по Люстрации.

***

А если говорить серьезно, то сейчас обсуждать, формулировать и принимать закон о люстрации кажется мне вполне достойным и ненапрасным занятием. Чтобы быть во всеоружии готовыми. Чтобы не получилось снова, как в девяносто первом.
Тут ведь огромное поле для краудсорсинга, дискуссий, голосований.
Федеральные чиновники - понятно. Но до какого уровня? Замминистры, или руководители департаментов тоже? Партийные функционеры "Единой России" - понятно. Начиная с районов, или с субъектов Федерации? Судьи - какие? Только выносившие решения по 20.2, 19.3 КоАП и 282 УК РФ? Более широкий спектр? А по каким критериям? А прокуроры? А сотрудники избирательных комиссий? ФСБ? МВД? Руководство госкорпораций?
И на что должен распространяться люстрационный запрет? В целом на занятие должностей государственной и муниципальной службы, или на более узкие аспекты профессиональной деятельности, типа запрета для бывших сотрудников избиркомов снова работать в системе избирательных комиссий, но не на муниципальной службе? А как будут приниматься решения? Если автоматически, на основании формальных критериев, то что делать с теми, кто зря попадет под раздачу (а они будут)? А если комиссионно, по каким-то принципам ("вынесение неправосудных решений", допустим) - то какими должны быть эти принципы, и как должны формироваться комиссии?
Масса вопросов.
Можно почитать международный опыт, удачный и неудачный - немецкое законодательство по денацификации (весьма, как говорят, несовершенное), или считающийся очень эффективным чешский люстрационный закон. Посмотреть, что и как может быть перенесено на нашу почву. Смоделировать, как это могло бы работать на конкретных примерах.
Серьезно, масса работы, и лучше бы она была сделана заранее, до того, как пригодится, а не в спешке и в последний момент. А то снова все получится вкривь и вкось.

tabyla_rasa

Ржууууу и плакааааююююююю. Шедеврально!

Оригинал взят у irsenas в Ржууууу и плакааааююююююю. Шедеврально!
Оригинал взят у enibook в Не могу не перепостить :-)
я смеялась, вернее ржала до слез и почти каталась по полу!!! книжка - просто шедевр!

Оригинал взят у eilin_o_connor в 1!
С месяц назад в мои руки попала удивительная книга. Давали мне ее на время, лишь посмотреть, но она произвела на меня такое впечатление, что я не поленилась обыскать книжные магазины и в конце концов приобрела ее.

Сегодня я хочу поделиться с вами этим бесценным произведением.

На мой взгляд, это как раз та литература, которая должна быть в любом доме. Невозможно передать, сколько радости приносит в среднестатистическую семью совершенно прикладная (казалось бы!) книга «Вкусные фантазии из помидоров».

«Простая техника - удивительный результат!» - обещают авторы. И они не обманывают!

Я пыталась сфотографировать страницы полноценным фотоаппаратом, но он трижды выпадал из моих слабеющих пальцев. Пришлось ограничиться айфоном. Конечно, его камера не передает всего ошеломляющего воздействия иллюстраций. Но вы сможете составить краткое впечатление и убедиться, насколько вам необходима эта книга.

Начинается она мягко, чтобы не шокировать неподготовленного читателя. С цветов.

Вот - кувшинка:
Collapse )
А это - просто абстрактный цветок:

Collapse )
Читатель светло улыбается, читатель следует дальше, еще не зная, что ждет его за поворотом.

И тогда-то его, расслабленного и беззащитного, встречает
Collapse )



tabyla_rasa

Берлин - бесплатно

Оригинал взят у miumau в Берлин - бесплатно
Мне вдруг написал читатель моего блога, и пожаловался, что оказался в Берлине без крова и без денег на неопределенный срок. Я тут же набросала ему ссылок на то, где можно переночевать, отсидеться и поесть бесплатно, а потом подумала, что может быть стоит опубликовать эти "тайные знания" тут. Того глядишь - кому-нибудь еще пригодятся.




Collapse )

P.S. У меня еще есть эпос из трех берлинских постов:
Как пользоваться Берлином -1
Как пользоваться Берлином - 2
Как пользоваться Берлином - 3

tabyla_rasa

москвичам

С февраля сдается двухкомнатная квартира на Академика Королева (у телецентра - 2 мин). Две раздельные комнаты, кухня 6 м2, туалет-ванная совмещены. Если снимается вся квартира то 40 тыс руб в месяц со всеми платежами. Если снимается одна комната (вторая не используется) и при возможности, что пару раз в год на пару дней в ней остановится хозяйка, то 33 тысячи со всеми платежами. В платежи включена и плата за интернет.Если курс будет существенно меняться, то возможна корректировка арендной платы. Обращаться в личку.
tabyla_rasa

из заблокированного для россиян блога Леонида Волкова. Прочитав передай другому

Подробно про казус Фейсбука и "согласованные акции"

Я создал ФБ-ивент "Народный сход для обсуждения приговора Алексею и Олегу Навальным" около 19.00 мск в пятницу, потратив на это примерно три минуты своего времени; ровно 24 часа спустя Фейсбук заблокировал этот ивент для всех пользователей, указавших Россию в качестве своего места жительства. На тот момент в ивенте было более 12500 отметок "я пойду" и свыше 60 тысяч приглашений было разослано. Мне, единственному администратору страницы мероприятия, никто не звонил, не писал, не предлагал каким-либо образом отредактировать контент - группу просто молча выпилили и все. Фейсбук сделал это на основании предписания Роскомнадзора, а тот, в свою очередь, выполнил предписание Генпрокуратуры, вынесенное в порядке, предусмотренном ублюдочным"законом Лугового", позволяющим Генпрокуратуре во внесудебном порядке блокировать сайты, призывающие, в том числе, "к массовым мероприятиям, проводящимся в нарушение установленного порядка", а, проще говоря, к несогласованным митингам.

Через пару часов после блокировки моего ивента стали возникать другие, и один из них - вот этот - собрал почти 15000 отметок "я пойду" за первые 16 часов - скорость роста в два раза больше, чем у первого ивента. Таким образом, Генпрокуратура, РКН и ФБ своими действиями нам явно помогли, еще раз доказав действенность эффекта Стрейзанд.

Испытывая чувство глубокой благодарности к ним всем в связи с этим, мы, однако, ни на секунду не вправе забывать о незаконности их действий. По российскому законодательству, уведомлять муниципальные органы власти о месте и времени проведения публичной акции (в форме митинга, шествия, пикетирования etc) необходимо не позднее чем за 10, но не ранее, чем за 15 дней до планируемой даты ее проведения. Таким образом, если бы мы хотели согласовать проведение народного схода 15.01.15, мы должны были бы обратиться в московскую мэрию в один из дней с 1 по 5 января. Если бы мы этого не сделали, или если бы мэрия не дала бы согласования, то, начиная с 6 января, наша акция была бы несогласованной и, хотя "закон Лугового" и антиконституционен, он мог бы к ней применяться в нынешнем исковерканном правовом поле Российской Федерации. До 6 января категория "согласованности" в отношении мероприятия, запланированного на 15 января, просто не применима. Оно не является согласованным, оно не является несогласованным, говорить о его "согласованности" - не больше смысла, чем говорить о характере не зачатого ребенка.

В сухом остатке: Генпрокуратура отдает, а РКН и ФБ исполняют, заведомо незаконные распоряжения (кто-то еще способен этому удивляться?). Работа с ФБ по разъяснению вышеуказанных тонкостей российского законодательства ведется через посредство общих друзей в ИТ-коммьюнити на самом высоком уровне. Посмотрим, сколько проживет новый ивент, а пока что - все записывайтесь в него и приглашайте друзей.

* * *

Вся эта история с ФБ и РКН, помимо того, что очень нам помогла, еще возбудила большую дискуссию на тему того, "надо ли пытаться сделать акцию согласованной?". Конечно же нет, никто ни в коем случае не будет обращаться в мэрию Москвы за какими-то согласованиями. "Народный сход" именно в том виде, в котором он предстоит 15 января, их и не требует: это форма прямой демократии, предусмотренная Конституцией. Мы не планируем ни митинга (с микрофоном, сценой, выступлениями), ни шествия, ни пикетирования. Люди вправе гулять вечером в центре города; вправе собираться мирно и без оружия. Никто не может запретить гражданину России в определенное время оказаться в определенном публичном месте Москвы, если он того хочет.

Более того, у мероприятия 15 января даже теоретически нет никаких "организаторов", которые могли бы обратиться в мэрию за этим самым согласованием. Это, мне кажется, лучше всего видно по истории с возникновением ивента после блокировки: окей, первый разместил я, его заблокировали, потом какие-то незнакомые мне люди сделали еще кучу ивентов, заблокируют их - люди сделают еще. Так это и работает с народными сходами. Я не собираюсь и не собирался ничего организовывать, я ведь только разместил в публичном доступе информацию, которую и так все знают - в случае несправедливого приговора надо встречаться вечером на Манежке. Если угодно, у этого мероприятия на данный момент около 15000 организаторов - или ни одного.

Поэтому ответ очевиден: не может быть никаких согласований, их время давно прошло.

* * *

Но, честно говоря, меня так удивляет, что этот вопрос из далекого прошлого еще возникает у кого-то в конце 2014 года, что я все-таки попробую дать необходимые методологические разъяснения.

1. Очень опасная и неправильная штука - переносить механически успешные подходы из прошлого опыта на новый опыт, руководствуясь их внешним сходством. Типа, "раньше самые успешные публичные мероприятия были согласованными, значит и в этот раз, чтобы мероприятие было успешным, надо попытаться его согласовать". Это могло бы быть верно, если бы критерии успешности были теми же, но в данном случае это не так!

2. Фактически, у сторонников согласования есть только один аргумент: "на согласованное мероприятие больше людей придет". Я не очень в этом уверен; я вот бы лично на согласованное не пошел бы (потому что не вижу в нем смысла), а на несогласованное обязательно специально прилечу. И знаю много других людей, которые так думают. Время все-таки очень сильно изменилось по сравнению с тем, что было пять лет или три года тому назад.

3. Но пусть даже этот аргумент действует. Примем на секунду: "на согласованное мероприятия больше людей придет". Окей, возможно. Чтобы что? И тут я возвращаюсь к п.1. выше: а у нас какой критерий успешности?

4. Вот у многих прошлых мероприятий была цель - показать, что нас много. Почувствовать, что мы не одни. Возьмемся за руки друзья, белые ленты, воздушные шарики, вдохновляющие речи, красивые лица, все дела. Мне и сейчас кажется, что это была важная и хорошая цель, и очень хорошо, что все эти прекрасные митинги и шествия в Москве и других городах в 2011-2012 годах были. Или вот чудесный последний, сентябрьский Марш Мира: очень круто, несмотря на "крымнаш" и "84%", мы есть и нас много. Ну ОК, мы знаем, что нас много. Сейчас-то у нас цель другая немножечко. Мы идем восстанавливать справедливость. Мы идем людей вытаскивать из тюрьмы. Нам надо, чтобы два невиновных человека не получили 10 и 8 лет тюрьмы по несуществующему уголовному делу.

5. Вопрос: может ли любая согласованная акция приблизить нас к достижению этой цели (и, таким образом, быть успешной)? Ответ: нет. Пусть придет 100 тысяч, или 200 тысяч, или невероятные 500 тысяч. На согласованную площадку (это будет не Манежка, кстати, на Манежку согласования не дают). У нас за плечами бесценный опыт 2011-12 годов, и мы знаем, что от этого стены не рухнут. Путин не сбежит в женском платье в Северную Корею. Мы постоим и, воодушевленные, разойдемся - и не произойдет ничего. Гребаное ничего.

6. Таким образом и угроза согласованной акции на 100, 200 или 500 тысяч человек не будет ничего означать для тех, кто будет принимать решения, для тех, кто будет писать приговор Алексею и Олегу Навальным. Лично я уверен, что окончательное решение будет принимать лично Путин; вы можете со мной не соглашаться; возможно, это будет какой-нибудь вшивый Володин. Так или иначе, он будет оценивать последствия своего решения: "вот я согласую 10 лет, и вечером выйдет 200 тысяч на согласованный митинг на Болотку". Или: "вот я согласую 10 лет, и вечером выйдет 50 тысяч на несогласованный народный сход на Манежку".

7. Мы, конечно, не знаем наверняка, что потом произойдет у него в голове, но точно знаем, что первая альтернатива ему абсолютно понятна и абсолютно безопасна. И на его решение заведомо никак не повлияет. А вторая - повлиять может; по крайней мере шанс такой есть. Просто потому, что они не понимают, что с этим делать; просто потому, что они никогда с таким не сталкивались. Вот он видит 50000 "я пойду" в Фейсбуке под несогласованным мероприятием, и ему надо гадать - а на самом деле все 50000 выйдут? или только 5000? Или, наоборот, еще и больше выйдет? А выйдет 50000 - и что с ними сделать? Разогнать такое невозможно. Оставить стоять - создать опаснейший (для режима) прецедент на будущее, опрокинуть всю эту псевдоправовую конструкцию, связанную с "согласованиями", с управляемым протестом. Они ж так еще и во вкус войдут, и дальше будут выходить и не расходиться, и что тогда? (В автозаках Москвы - 600 посадочных мест, в отделениях полиции - около 5000; мы не знаем ни о каком инструментарии, который позволил бы властям сделать хотя бы что-то с группой в 50000 человек, которая собралась в определенном месте и не расходится). И здесь возникает шанс, что рука дрогнет - и братья Навальные выйдут на свободу. Чего мы и добиваемся, не так ли?

8. Таким образом, с точки зрения наших целей, с точки зрения успешности нашего мероприятия, кнопочки "я пойду" под согласованным мероприятием не имеют никакой ценности, и, напротив, огромную ценность имеет каждая нажатая кнопочка "я пойду" именно в нынешней конфигурации: когда нажимающий ее понимает, что речь идет о мероприятии, которое никто согласовывать не собирается, и, тем не менее, собирается на него пойти. Именно на такое мероприятие я иду сам, приглашаю всех своих друзей, и прошу всех вас приглашать своих друзей. Делая это, вы реально помогаете Алексею и Олегу. Реально помогаете сами себе.

Я рассуждаю исключительно прагматически, как вы видите, но я не вижу ни малейшего повода рассуждать иначе и терять благоразумие.
До встречи вечером 15 января на Манежке!
tabyla_rasa

что делать?

Отсутствие влюбленности, не говоря уже о любви, превращает меня в инфузорию туфельку, главной задачей которой становится заработать деньги на раздачу долгов (все равно не хватает и последнюю неделю я сижу на жесткой диете, следующую до зарплаты тоже) и круговертью "где бы подработать так, чтобы сил хватило на все". С болезнью пока переменные успехи. Вернее с болью. День то - "вот почти и не болит". День - "как бы встать и наконец-то начать ходить ибо на работу надо". Все это превращается в такую рутину, что уже воспринимается чисто автоматически. Все это убивает интерес к жизни. Отсутствие любви консервирует ситуацию. И что с этим делать? - пока не понятно. Спасает внутренний оптимизм. Но и он все чаще и чаще с трудом выползает под серостью вопроса "А на фига?". Единственный выход - влюбиться. Это было бы идеально....и не важно взаимно или нет. Влюбленность придает силы и меняет внутренний настрой. Отсутствие влюбленности угнетает. И пока не ясно как решить задачку.
tabyla_rasa

давно

Давно я в жж заглядываю только почитать. Уходящий год был полон сюопризов и жизнь била по голове не давая времени отдышаться...чтобы вернуть меня в начало года. Эдакий год Меркурия, который вырвал меня из точки А - помотал по жизни и вернул обратно. Никогда у меня еще не было такого года. Будем надеяться что возврат лишь для того, чтобы с будущего года автивно и плодотворно идти дальше. И на ближайшие лет 10, как минимум у меня есть несколько желаний:
1. стабильная, интересная и, очень делательно, продуктивная в плане зарплаты работа и сопутствующие проекты
2. здоровье, без инвалидных кресел, жестких операций и долгих больничных
3. все же, возможно, надеюсь, взаимная любовь
4. решить вопрос с родителями как можно быстрее и сделать им запасной аэродром в Чехии
5. выплатить все долги по максимуму
6. как только почувствую более мение стабильность под ногами заняться процессов усыновления
7. получить гражданство Чехии
8. быть счастливой, любимой, собой и снова писать не только для себя, но и на бумагу....
tabyla_rasa

прекрасный день

На сегодня оставили все новости из России "на потом" и с утра поехали в Дрезден. Скажу сразу, если в Вену родители больше ни ногой, то от Дрездена они в полном восторге и не только от него. Нам повезло с выбором компании, которая организовывает экскурсии - Empire Service. Выезжали из центра Праги на комфортабельном автобусе и без задержек. Сопровождала нас русскоговорящий гид, чешка, прекрасный рассказчик - Ева. Так что 2 часа дороги прошли под чешские легенды. Вот что мне нравится в экскурсоводах, это когда не грузят датами, а рассказывают легенды и сказки, которые лишь отчасти сказки, но очень хорошо подчеркивают дух страны и народа. На удивление и экскурсии по Дрездену оказались такими же легкими к восприятию, интересными и "не грузящими" - так что время пролетело на одном дыхании. Даже мама, страшный ненавистник группового отдыха, констатировала, что нам удивительно повезло. Еще осталось время на шоппинг и каждый из нас, а так же те, кто в России и пока еще не знает своего счастья, оказались осчастливленно-оподарочными-)) На обратном пути смотрели комедию "День Радио" и доехали быстрее, чем заняла дорога туда (утром еще делали остановку на туалет, вечером весь автобус стремился домой). Это и не удивительно, после Рождества дороги не загружены, да и с плюсовой погодой повезло.
У меня родители подсели на коллекционное гурманство. В Праге, в Вене, в Дрездене - город не считается "открытым" пока не испробованны уличные колбаски. Так что мы сегодня еще полакомились дрезденскими колбасками и горячим шоколадом с амаретто. У всего семейства действительно стало праздничное и новгоднее настроение-)
Если кто будет в Праге и надумает смотраться в Дрезден, то звоните +420777888808 - не пожалеете. Вы знаете, что из меня выбить восторги не так то просто - так что самые лучшие рекомендации даю с чистой совестью-)
tabyla_rasa

просто что бы поснить (источник радио "Эхо Москвы")

Субъективные ощущения от хамсуда свидетеля защиты Валерия Отставных

Валерий Отставных православный религиовед, журналист

05 августа 2012, 10:38

Вы, наверное, прекрасно знаете, чем закончился правовой беспредел, учиненный в хамсуде «хамсудьей» (хамовническим судьей)  М.Сыровой. Из 17 свидетелей защиты, заявленных списком, которых суд был ОБЯЗАН выслушать, вызвали и допросили только троих. Все остальные провели в здании суда, в коридорах и во дворике суда двое суток. Восьмым в списке  свидетелей значился я, как, наверное ,вообще единственный реальный в этом процессе квалифицированный сотрудник Церкви, работающий в ней много лет не свечницей или алтарником и даже  не ключарем, а руководителем миссионерского отдела целой епархии, практическим  храмовым катехизатором, имеющим высшее богословское образование, готовым выступить на суде  как частное лицо в качестве квалифицированного эксперта, религиоведа. Утешением является лишь замечательная компания людей, с которыми я провел двое суток в коридорах суда и вне их. От Людмилы Улицкой, Гейдара Джемаля , родственников Кати Самуцевич, Мити Алешковского до прекрасных адвокатов, Волковой, Полозова и Фейгина. И не менее замечательной группы поддержки, дежурившей во дворе дома все время и устроившей перформанс в пятницу на козырьке магазина, прямо напротив окон судебного зала, в балаклавах, с файерами и песнями  о свободе). Поскольку высказаться в  суде мне не дали, положившись на богословские знания неких свечниц и прочего обслуживающего персонала, решил в серии постов обозначить основные тезисы моего выступления в защиту PR, которые, поняв, что выступить уже не дадут, я сообщил в пространной речи перед телекамерами и пишущими журналистами во дворе суда, выйдя из него в пятницу вечером и организовав там импровизированную пресс-конференцию.

Но вначале несколько личных наблюдений. Может быть, несколько урывочных, не связанных во времени, но крайне любопытных.

Бесмысленность работы т.н. охраны. Это и конвойные, и милиция, и приставы, и какие то дети в черных куртках (играющие в «войнушку) с надписью на спине «спецназ». Я так и не понял, цель их постоянных перемещений во времени и пространстве.  Их взаимоисключающие команды-крики по отношению к пришедшим журналистам, уважаемым деятелям культуры и даже представителям дипломатическим посольств мира и Евросоюза.

В первый день мы спокойно сидели рядом с дверью в тот самый злополучный зал №7, на третьем этаже ( где Данилкин  судил МБХ)  и мило беседовали с Гейдаром и Улицкой о жизни, религии и политике и все было прекрасно. Во второй день суда (пятница) всех нас, свидетелей защиты и экспертов, почему-то согнали вниз, на уровень между вторым и третьим этажами. То проход на четвертый этаж был открыт, потом, почему-то его перекрывают лавками люди в черном (вот эти спецназовцы), не давая пройти даже адвокатам. Виолета Волкова в раздражении чуть ли не переворачивает лавку с развалившимися на них «охранниками» и быстро уходит в зал. Милиция во дворе не менее странна. Какие-то бесконечные хождения. Дежурства там, где вроде бы никто и не ходит. При этом, когда люди с файерами на козырьке начинают скандировать «Свободу  PR!», вся милиция «с чем то- напоминающим отвислые животы» выстраивается в ряд и с открытыми ртами смотрит на шоу. «Понимаешь, Валер, говорит мне Улицкая, в этом суде действительно работает только один человек, старая буфетчица, которая сегодня испекла очень вкусные пирожки».

Унижение. Также непонятно, зачем нужно такое унижение и обвиняемых. Сердце кровью обливается, когда девушек по коридору ведут в туалет. Это надо видеть. Прикованные наручниками к дамам-полиционершам, мягко говоря, солидных форм, с привязанными к трясущимся на их больших филейных частях  тела дубинками, сопровождаемые кортежем из спецназа, конвоя и даже кинолога с огромной собакой без намордника  несчастные идут по коридору. Зачем «эта показуха»? Зачем эта собака, которая непрерывно лает? Кроме мыслей о намеренном  запугивании и унижении девушек никаких мыслей в голову не приходит. И то, что они еще держатся и шутят абсолютно естественно. Это единственный способ не сойти с ума в этом хамовническом сумасшествии. Кстати, эти самые собаки здесь стали уже притчей во языцех.  Моральные страдания потерпевших видимо были столь велики, что передались первой собаке. В конце заседания она не выдержала и облевала пол зала заседаний. Ее срочно «госпитализировали».

Вторая «что-то поняла про обвинительный уклон следствия» Она непрерывно лаяла на прокурора. И чтобы избавить обвинение от животной критики вторую собаку Баскервилей тоже увезли. И вот, наконец, нашли самую подходящую, которая на расстоянии чувствует тех, кто подрывает «вековые духовные основы российской государственности». Эта лает только на обвиняемых и адвокатов, как только те пытаются противоречить судье Сыровой или обвинению. «Правильная собака». Возможно, со временем будет каким-нибудь «полпредом»)))

Ложь. Ею пропитана вся атмосфера судебного дела. Даже не присутствуя в зале (не имеем права как свидетели, еще не допрошенные) ее можно ощутить буквально физически.  Четверг. Виолета Волкова застает судью Сырову мило и интимно беседующей со стороной обвинения. Тут же обличение судьи  и требование ее отвода. Сырова «на голубом глазу: «Я не я и лошадь не моя». Пятница. Выходим подышать воздухом. Список из 17 свидетелей защиты вроде бы утвержден.( «Слава Путину?!»). В помещение суда запускают всех, в т.ч. часть свидетелей защиты. Последними идем мы с Улицкой. На вертушке – стоп-лист, в который превратился список свидетелей, выданный приставам самой защитой. Приставы- нам. Вы свидетели .Вас вызовут. По одному.  Ждите здесь или на улице. Ждем. Первая пойдет проректор вуза, потом еще кто-то ,потом Улицкая, потом где-нибудь шестым-восьмым, надеюсь, я. Первого свидетеля уводит Полозов. Неожиданно оказывается, что список очередности запуска свидетелей превратился  в список тех, кого запрещено пускать через КПП вообще. В это время в зале суда, как мы узнаем, скандал. Судья нарушила УПК. Свидетели в помещении суда. Они обязаны быть допрошены. ВСЕ. Сырова: так они не в помещении. Волкова: Так приставы их не пускают. Сырова: Я приставами не командую. Мы стоим внизу. Вдруг до приставов доходит, что стоя у «вертушки», мы все-таки в находимся в здании суда. И версия Сыровой не работает. Он приказывает всех нас гнать на улицу и закрыть дверь, чтобы мы, свидетели защиты, физически оказались вне стен судебного помещения. В это время дежурный пристав под видеозапись признается Волковой, что получил команду не пускать свидетелей в помещении суда ЛИЧНО от судьи Сыровой. Во дворе появляется Навальный. Среди журналистов на улице ажиотаж. Нас все-таки пускают к «вертушке», но не дальше. Адвокат Николай Полозов безуспешно пытается провести Навального внутрь суда. Шучу: «Алексей, когда же вы наведете порядок в стране?». Навальный тоже мрачно шутит: «На следующей неделе». Неожиданно вылетает Виолета, делает мне знаки и буквально силой, руками, пытается протащить сквозь спецназ внутрь суда. Кричит : «Это мой свидетель. Он списке. Вы нарушаете закон.». Не действует. Атмосфера  накалена до предела. Еще немного и, кажется, завяжется потасовка адвокатов с приставами. Интуитивно чувствую, что нужно что-то неординарное предпринять. Кричу старшему приставу: «Я из Русской Православной Церкви. Вы одурели все здесь. Хотите проблем с Церковью? Вы их получите!» Странно, но именно это срабатывает. Пристав растерян. «А , вы из Церкви». Пускают. Чуть позже запускают всех свидетелей. В том числе и Навального. Но скоро узнаем, что мы уже не свидетели. Из 17 завяленных свидетелей Сырова оставила только троих. Спецназ в черном хочет выгнать нас на улицу. Вы не свидетели. Я: подождите, если мы  не свидетели, значит мы простые посетители суда и имеет право здесь находиться. Спецназ: но рабочий день закончился. Я: Как закончился? Процесс еще идет. Спецназ: Но вы туда не попадете. Что вы будете здесь на порожках делать? Я: останемся на ступеньках и будем молиться за девушек. Вы что хотите проблем с Русской Церковью? Странно, но напоминание про Церковь уже второй раз срабатывает. Нас оставляют в покое. Свидетели постепенно уходят. Я выхожу во двор и собираю импровизированную пресс-конференцию. Говорю все, что хотел сказать в суде и даже больше. Даю интервью всем, кто хочет. Я больше не свидетель. Многочасовое общение с активистами. Люди благодарят за то, что я пришел в суд. И постоянный вопрос: «Почему никто из священников не пришел, чтобы просто напомнить о прощении и любви?». У меня на это вопрос ответа нет.

(продолжение следует).

tabyla_rasa

Мэр Крымска знал о надвигающейся беде. Вот почему он уехал.

Оригинал взят у aligatorsha в "И потонули люди, понимаете?"

Меня, как и многих вокруг, мучает два вопроса. 1) откуда взялась многометровая волна, которая накрыла Крымск (сначала говорили о 5 метрах, теперь даже официальные лица говорят о 7!!). 2) почему вовремя не оповестили людей. 

Я не эксперт по образованию селевых потоков, не была на Неберджаевском водохранилище, поэтому на первый вопрос пусть отвечают другие, более компетентные. 

А вот на второй вопрос, я вам попробую ответить. При помощи материалов, размещенных на сайте Первого канала (мы ведь доверяем этому федеральному СМИ?).  Посмотрите, пожалуйста, видеоотчет о поездке президента Владимира Путина в Крымск. ссылка http://www.1tv.ru/news/social/211000

Глава Крымска прямо в лицо Путину говорит, что ПОЛУЧИЛ СМС-ОПОВЕЩЕНИЕ О НАВОДНЕНИИ в 22 ЧАСА. Смску, которая могла спасти жизни людей, получил ТОЛЬКО мэр! В моей голове это не укладывается. А в вашей? Идем далее. Глава Крымска заверил президента, что уже после 22:30 власти начали оповещать население. "Пошли по дворам", - из уст мэра это звучит жалко и в свете последних данных о погибших издевательски. Ах да! Я чуть не забыла: они же еще бегущую строку по ТВ пустили! Да-да, это очень эффективно - бегущая строка по телевизору в ночь с пятницы на субботу. 

Меня поразила реакция Путина на слова главы Крымска о 22 часах. Вернее, ее отсутствие. Все мы знаем, как Владимир Владимирович умеет жестко ставить на место и словесно расправляться с провинившимися (не говоря уже о последствиях для такого провинившегося). Но тут ничего подобного не было. Ах да! Путин сказал, что в Крымск прилетит Бастрыкин. Он проверит действия всех должностных лиц, проверит, как и когда пришло оповещение, когда должно было прийти и кто как действовал. "Но это чисто формальное дело", - сказал Путин. Простите, что значит формальное? Это президент так главу города, где погибли десятки людей, успокаивает?  Про Ткачева и его невнятные слова об оппозиции даже говорить не хочется. 

Для тех, кто вдруг не понял, почему меня так возмутили слова мэра о 22 часах. Я посмотрела много репортаже федеральных каналов, в них появлялись местные жители. Ни один, НИ ОДИН не сказал, что его предупредили о беде чиновники. Напоследок еще одна цитата с сайта Первого канала. Это рассказ жительницы Крымска. К сожалению, без имени. 

"Двадцать минут третьего (2.20) позвонил сосед, спасибо ему, потому что ничего не сообщалось, ничего, тишина полная! Топило уже Нижнюю Баканку, они уже плыли, а мы спали. И потонули люди, понимаете?" . http://www.1tv.ru/news/social/211001


P.S: А то, что мэр уехал в 22-30 пишут те, кто выжил. В предидущем посте в комментах я писала об этом отъезде. Мне еще ответили "да просто на выходные выехал". Вот так вот и "выехал"